Даже в святом деле — и там не желателен еврей!

Блокнот Альберта Шамеса.

(Сообщение моих друзей. Даже в святом деле — и там не желателен еврей! — А.Ш.)

Дани Левин

В дни десятилетия трагедии 9/11 траурные церемонии проходили и в

Израиле. Там, среди прочих, как героя поминали человека, о котором

странным образом забыли в Америке. А ведь он стал первой жертвой того

ужасного дня. Он был человеком, который вступил с террористами в бой и

чуть было не заставил их отступить. Он почти сумел крутануть ужасное

раскрутившееся колесо национальной, нет, общечеловеческой судьбы, — в

другую сторону. Вам что-то говорит имя Даниэля Левина? Не говорит,

правда? Вот я — об этом…


Итак, 11 сентября 2001 года в самолёте «Боинг-767» из Бостона в

Лос-Анджелес летел молодой человек со смешливым и умным лицом —

31-летний Дани Левин, интеллектуал и миллионер, основатель компании

«Акамаи Текнолоджис», создатель новых инновационных алгоритмов для

оптимизации интернет-трафика. И все у него было хорошо в тот день.

Близился день защиты его докторской диссертации. Возглавляемая им

компания была одной из самых успешных на рынке. За его изобретение

дрались Microsoft, Apple и Google. А все утро перед отлётом в

Лос-Анджелес он провозился со своими двумя маленькими детьми.

«Боинг-767» первым врежется в башни Всемирного торгового центра. Но

Дани Левин в этот момент уже будет мёртв. Посмертно он будет удостоен

многих премий за прорыв в области хай-тека. Его назовут в десятке

людей, совершивших самые крупные открытия в этой сфере.


Дани родился в Денвере. Когда ему было 14 лет, семья репатриировалась

в Израиль. Там он учился в школе, там служил в армии, там блестяще

закончил прославленный хайфский Технион — считающийся одним из лучших

в мире университет, готовящий специалистов технических специальностей.

Службу в армии он проходил в войсках «Саерет Маткаль» (спецназ

Генштаба), элитных войсках, эдакой израильской гвардии, в которой

солдаты получают великолепную подготовку, — и это оказалось важным для

всего, что произошло в тот день.


Левин летел в бизнес-классе, и когда террористы объявили, что самолёт

захвачен, израильский спецназовец в момент вытеснил в нем

компьютерщика-интеллектуала, и невооружённый Дани Левин принял бой.

Загородив собой проход между креслами, стоя спиной к кабине пилотов,

он стал методично сносить челюсти налетавшим на него с ножами

террористам. Мы знаем об этом по сообщениям тех пассажиров, кому в

этот момент удалось позвонить по мобильным телефонам своим близким и

рассказать о происходящем. И ещё из этих сообщений мы знаем, что,

несмотря на наличие на борту 81 пассажира и 11 членов экипажа, Дани

Левин сражался — один. А вот в том, как он погиб, есть определённые

разночтения.


Официальная версия сообщает, что накинувшийся на Левина сзади

саудовский террорист Сатам аль-Суками перерезал ему горло, и версия

эта вызывает большие сомнения у Израиля, да и не только… Во-первых,

утверждают израильтяне, не так-то просто, накинувшись на спецназовца,

пусть даже не вооружённого, перерезать ему горло. А во-вторых…. А

во-вторых, издание «Уорлднет Дейли» раздобыло и опубликовало черновик

заявления FAA (Федерального управления авиационного контроля), в

котором говорилось, что пассажир, занимавший кресло 9В, был застрелен.

А в кресле 9В летел Дани Левин… Но то был черновик. А из

официального заявления Федерального управления авиационного контроля

слово «застрелен» исчезло, и сообщалась уже версия о перерезанном

горле.


Установить стопроцентную правду теперь практически невозможно — не

осталось ни свидетелей, ни даже останков. Зато можно попытаться

понять, почему даже в год десятилетия трагедии о Дани Левине в Америке

предпочли не вспоминать — ну разве как о гениальном компьютерщике.

Тому возможны три причины:

Причина первая. В тот день в Америке было столько всего, и героев было

тоже столько (и среди пожарных, и среди полицейских, и среди

машинистов метро), что разве всех назовёшь

Причина вторая. Из-за того, что Дани Левин был израильтянином, да еще

бывшим спецназовцем Генштаба, все произошедшее изначально окрашивается

в привычные цвета арабо-израильского противостояния, нежелательные в

случае, когда речь идёт об американской национальной трагедии.

Причина третья. и, как мне кажется, главная. Если начать вспоминать

о Дани Левине, придётся разбираться и в обстоятельствах его гибели. А

это — крайне нежелательный вопрос. Ведь если выяснится, что Левин был

застрелен, придётся признать, что террористы пронесли на борт самолёта

не японские ножи для вскрытия картонных ящиков, а огнестрельное

оружие. И тогда спрашивается: как же функционировало пресловутое

Федеральное управление авиационного контроля, если в самолёт могли

сесть вооружённые пистолетами или автоматами люди?!.. И не только

спрашивается. Не только спрашивается, но ещё даёт повод для

многомиллионных исков семей всех погибших в этом самолёте и семей всех

погибших в той башне, в которую самолёт врезался. А это уже — ой-ой…

Так что, естественно, в этой ситуации о Даниэле Левине лучше промолчать.


А 11 сентября 2001 года в хаосе и сумятице, и прежде всего — сумятице

информационной, перегруженный новостями Интернет выстоял и не

обвалился… По всеобщему признанию, его защитило от крушения

изобретение Дани Левина.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s